ул. Бородинская, д. 13  |   пн-пт: с 09:00 до 18:00, сб: выходнойвс: с 10:00 до 18:00  |   тел./факс: +7(4012) 96-02-56    |    

Книга месяца

Ресурсы

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

После успеха серий «Дивергент» и «Голодные игры» антиутопии для подростков стали одним из самых популярных жанров. Полки книжных магазинов буквально провисают под тяжестью книг, написанных на волне их популярности, и как часто это бывает, лишь малая толика этих историй заслуживает особого внимания взыскательного читателя. Сегодня мы расскажем вам о двух книгах, написанных еще до «Дивергента» и «Голодных игр», американской писательницей Лоис Лоури и уже ставших настоящей классикой жанра.


«Дающий»

Джонас вместе со своей семьей живет в коммуне. Его жизнь совсем не похожа на нашу. Все здесь подчинено строжайшим правилам. Даже понятие семьи отличается от нашего – это Семейная ячейка, в каждой из которой помимо родителей должно быть двое детей – мальчик и девочка. Каждый год члены неполной Семейной ячейки пишут запрос на ребенка определенного пола, после чего пятьдесят младенцев обретают имена и родителей.

«Аплодисменты публики, которые и так сопровождали каждое Называние, стали просто оглушительными, когда одна из пар, светясь от гордости, получила ребенка по имени Калеб.

Этот новый Калеб был ребенком-заменой. Его родители потеряли своего первого Калеба, когда тому было Четыре. Гибель ребенка случалась очень-очень редко. Жизнь в коммуне была исключительно безопасной, каждый считал своим долгом опекать всех детей. И тем не менее Калеб ухитрился остаться без присмотра и добраться до реки. Он утонул. Вся коммуна исполнила Церемонию Потери. Целый день они произносили имя Калеба, все реже и тише, пока к концу этого печального и такого длинного дня не затихли совсем, и вместе с именем постепенно исчез из их сознания сам маленький Калеб.

Теперь, на этом особом Назывании, коммуна исполняла Церемонию Замены, произнося это имя впервые со дня потери: сперва тихо и медленно, а затем все громче и быстрее. Калеб спал на руках у Родителей, которые так и стояли на сцене. И казалось, что тот, первый Калеб вернулся.

Другого новорожденного назвали Роберто, и Джонас вспомнил, что Старого Роберто удалили совсем недавно – на прошлой неделе. Но никакой Церемонии Замены не было. Удаление и Потеря – разные вещи.»


И столь странные правила касаются не только формированию семей, но и их жизней. Каждое утро члены Семейной должны обсуждать свои сны, а каждый вечер – проводить ритуал, рассказывая друг другу о своих чувствах. Есть даже правило, строго запрещающее до девяти лет садиться на велосипед или спать с плюшевой игрушкой после восьми лет. Дети обязаны играть со сверстниками, они обязаны ходить на добровольные работы. Ничто не может остаться в тайне – каждого, кто нарушит правила или окажется недостаточно хорош для коммуны, ожидает позорное удаление. Оказаться под ударом могут не только преступники, но и младенцы, чей вес ниже нормы, а сон беспокоен, удаляются и старики, неспособные ничего дать коммуне.

Джонасу предстоит пройти ритуал Двенадцатилетних, определяющий его назначение в жизни. Он совсем растерян, ведь у Джонаса нет таких ярко выраженных пристрастий, как у его товарищей, а значит, Назначение станет для него полной неожиданностью. Он может стать Воспитателем, как отец, или, не дай бог, Рабочим. Но то, что случается, не могло ему присниться и в самом странном сне. Назначение открывает перед ним целый тайный мир, доступа к которому нет даже у Старейшин. Джонасу придется учиться жить с этими знаниями, не имея возможности хоть с кем-то ими поделиться.

«Когда-то, во времена воспоминаний, у всего были форма и размер, как и сейчас, но еще был признак, который назывался цветом. Цветов было много, и один из них назывался красным. Тот самый, который ты начинаешь видеть. У твоей подруги Фионы рыжие, отливающие красным волосы – очень редкий цвет, я давно уже ее заметил. Когда ты упомянул волосы Фионы, я сразу подумал, что ты начал видеть красный.

— А лица? Те, что я увидел на Церемонии?

Дающий покачал головой.

— Нет, кожа не красного цвета. Оттенков красного. Вообще-то, было время – ты увидишь это в воспоминаниях – когда кожа была самых разных цветов. Это было до того, как мы пришли к Одинаковости. Сегодня кожа у всех одного цвета, а то, что ты видел, были оттенки красного. Наверное, когда ты увидел, что лица приобретают цвет, он не был таким ярким и глубоким, как цвет яблока или волос твоей подруги.

Дающий вдруг усмехнулся:

— Мы так и не смогли достичь полной Одинаковости. Думаю, генетики все еще работают над этим. Волосы как у Фионы наверняка приводят их в бешенство.

Джонас слушал, силясь понять.

— А санки? – спросил он. – Они просто были красного цвета. Они не менялись, Дающий. Они просто были такими.

— Потому что воспоминание относится к тому времени, когда цвет просто был.

— Это так… ох, если бы я мог найти точное слово! Красный такой красивый!

— Так и есть.

— Вы видите его все время?

— Я вижу их все. Все цвета.»

Идеальный мир Джонаса рассыпается на части, и то, что еще вчера казалось таким правильным, приобретает свой истинный смысл.

«— Мы не осмеливаемся давать людям выбирать.

— Потому что это небезопасно?

— Да, именно, – подтвердил Джонас. – Что если бы человек сам выбирал себе супруга? И ошибся в выборе? Или, – продолжил он, посмеиваясь над абсурдностью предположения, – люди сами выбирали бы себе работу?

— Это кажется опасным, – сказал Дающий.

— Очень опасным. Такое даже представить себе сложно. Нам действительно нужно защищать людей от неправильного выбора.

— Так безопасней?

— Да, – согласился Джонас. – Гораздо безопасней.

Но даже когда они заговорили о чем-то другом, Джонас продолжал испытывать какое-то неудобство, его что-то мучило, и он не понимал, что.

Теперь он часто злился: на своих одногруппников – за то, что они довольны жизнью, хотя в ней так многого не хватает. И на себяза то, что ничего не может для них сделать.».

Несмотря на свой небольшой объем, книга поднимает серьезные темы. Почему мир не идеален? Почему люди не равны друг другу? Что, если бы у всех все было поровну, и можно было бы обрести все желаемое? Как мы можем это изменить свою жизнь в правильную сторону? А главноестоит ли это делать?

«Подумай, сынок. Если ты получишь детей, то кто будет родителями их родителей? Их бабушкой и дедушкой?

— Мои Отец и Мать.

— А где они будут?

Джонас задумался.

А-а, – протянул он. – Когда я закончу Обучение и стану совсем взрослым, мне дадут мой собственный дом. Через несколько лет Лили получит свой дом, и, может быть, супруга и детей, если подаст прошение. И тогда Отец и Мать…

Так-так…

— Пока они будут работать и приносить пользу коммуне, они будут жить вместе с другими Бездетными Взрослыми. И уже не будут частью моей жизни. А потом, когда придет время, они отправятся в Дом Старых. – продолжил Джонас. Он думал вслух. – Там их будут уважать и будут о них заботиться, а потом состоится Церемония Удаления.

— На которую ты не придешь, – уточнил Дающий.

— Конечно, не приду. Я о ней даже не узнаю. У меня будет своя собственная жизнь. И у Лили тоже. Так что наши дети, если они у нас будут, тоже не будут знать, кто родители их родителей.

— Но ведь это неплохо устроено у нас в коммуне? – спросил Джонас. – Пока я не получил этого воспоминания, мне и в голову не приходило, что может быть устроено по-другому.

— Конечно, – согласился Дающий.

— И все же мне очень понравилось это воспоминание, – задумчиво сказал Джонас. – Я понимаю, почему вы его выбрали. Я, правда, так и не смог принять слово, которое бы описало главное чувство в этом воспоминании. Это чувство переполняло комнату.

— Любовь, – сказал Дающий.»


Это интересно


Автор книги Лоис Лоури начинала карьеру как фотограф и журналист. В своих статьях она поднимала серьезные темы – геноцид, расизм, убийства, расовое деление. Ей принадлежит ряд работ о Холокосте. В художественную литературу она пришла случайно, и на данный момент роман «Дающий», опубликованный в 1993 году, является самой знаменитой из её книг. Библиография Лоури насчитывает более 30 произведений.

Книга включена в американскую школьную программу по литературе. Есть, однако, и те, кто выступает против этого. Так группа активистов из числа родителей выступила с протестом, заявляя, что книга слишком сложна для понимания подростками, а темы, поднятые в ней, могут негативно сказаться на детской психике. Сразу после выхода книги в 1993 году вокруг нее разгорелись нешуточные страсти. Среди обвинений, прозвучавших в адрес этой подростковой антиутопии, фигурировали, например, такие: «искажение представлений о материнстве», «пропаганда суицида», «пропаганда эвтаназии». В списке книг, которые чаще всего пытались запретить в 90-е годы «Дающий» находится на 11-м месте, а с 2000 по 2009 – на 23-м (список каждый год составляет Американская библиотечная ассоциация). Книгу до сих пор исключают из списков для чтения в отдельных школах и районах по требованию родителей.

В одном из своих интервью Лорис Лоури так прокомментировала запрет ее книг: «Думаю, что запрещать книги очень и очень опасно. Это отнимает у нас слишком много свободы. Каждый раз, когда кто-то пытается запретить книгу, вы должны бороться с этим изо всех сил. Для любого родителя совершенно нормально сказать: «Я не хочу, чтобы мой ребенок это читал». Но совсем не нормально – запрещать это другим. В «Дающем» описан очень страшный мир, в котором у людей просто нет выбора. Давайте сделаем так, чтобы такого никогда не произошло в реальности».

«Миры «Дающего»» – тетралогия. На данный момент на русском опубликованы только три книги: «Дающий», «В поисках синего», «Вестник». Вышедшая в 2012 году четвертая книга «Сын» пока что не была переведена на русский.

В 2014 году книга «Дающий» была экранизирована под названием «Посвященный». Главные роли сыграли Мэрил Стрип, Кэти Холмс, Брентон Туэйтес, Александр Скарсгард, Джефф Бриджес и Тейлор Свифт.


«В поисках синего»

Хотя книга «В поисках синего» считается второй частью серии «Миры «Дающего»», место ее действия очень отличается от коммуны Джонаса. Кира, потеряв мать, пытается выжить в едва ли ни первобытном мире. Но как же он похож на мир Джонаса! Здесь тоже не спешат давать младенцам имена, ожидая, пока те наберутся сил для жизни и предавая земле слабых.

«Прошлое было полно войн и катастроф. Самый большой страх наводила Песня, когда повествование доходило до Разрухи, конца цивилизации предков. В куплетах рассказывалось о ядовитых испарениях, больших разломах в земле, о том, как рушились огромные здания и их обломки уносили морские волны. <…> Разрушение. Восстановление. Снова разрушение. Новый рост. Кира следовала за этими сценами, наблюдая, как города становятся все больше, а разрушения – все страшнее. Последовательность образовывала четкую схему: похожее на волну движение вверх-вниз, которое нарастало. В небольшом уголке, где началась эта волна, возникла первая руина; пожары увеличивались по мере того, как росли селения, и всякий раз разрушение было сильнее, а восстановление — сложнее.»

Кира была обречена на гибель, родившись с вывихнутой ногой, и теперь, когда ее матери больше нет, не осталось никого, кто бы мог ее защитить. Ее дом разорен, а жители племени, считающие калеку обузой для себя, готовы отдать Киру на верную гибель, позарившись на землю, прежде принадлежавшую ей. Только чудом ей удается избежать гибели. Теперь судьба Киры зависит от умения, переданного ей матерью.

«В поисках синего» – своего рода предыстория «Дающего», первая ступень нового мира, только восстающего из праха и пепла. Здесь нет ни той навязчивой вежливости, как в «Дающем», ни умиротворяющего незнания. Главное чувство, правящее жизнью людей – страх. И несмотря на огромную разницу между двумя мирами, жестокость поступков, совершаемых людьми, совершенно одинаковая, разница лишь в их осознанности. «В поисках синего» отвечает на не менее любопытные вопросы, чем первая часть. Что будет с нашим миром, если произойдет глобальная катастрофа, откинувшая человечество обратно в прошлое? Как мы могли бы выжить, оказавшись в мире без привычных благ и ресурсов? Далеко ли на самом деле современный человек ушел от своих доисторических предков?


В нашей библиотеке

В старшем отделе нашей библиотеки есть два романа из тетралогии:

  • Лоури, Лоис. Дающий: роман / Л. Лоури; пер. А. Шур. – Москва: Розовый жираф, 2011. – 256 с.
  • Лоури, Лоис. В поисках синего: роман / Л. Лоури; пер. С. Петров. – Москва: Розовый жираф, 2015. – 216 с.

Приятного чтения!

Подготовила: Анна Чижова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Опрос

Уважаемые читатели! Удовлетворены ли Вы качеством услуг, оказываемых ГБУК "Калининградская областная детская библиотека им. А.П. Гайдара"

Читаем журнал "Мурр+"

ТОП-100 (2022)

Рейтинг предпочтений
наших читателей

Периодика

Друзья!
Представляем вашему вниманию журналы, которые вы можете прочитать в нашей библиотеке.
Подробнее...

Наши издания

Детские писатели

Калининградские авторы

Топ-10 книжных новинок

Пред След
Твоя презентация. Как добиться успеха

Рыбы не тают

Полное погружение

Мага уводит стаю

Держиоблако

Станиславский. Первый русский режиссёр

Гном Великаныч

Ничего такого

Невероятные приключения Жирафика Виви

Как живёт пчёлка

Мы встретили зло

Кандидаты на вылет

Просто жить!

Виолетта Фиолетовна

30 простых опытов с детьми дома. Наука на кухне

Рутабагские истории

Счастье кузнечика

Чао, давай дружить!

Правила поведения. Идём в детский сад

Улиткины, вперёд!


Интересные и полезные ресурсы

  • Россия - страна возможностей
  • Библиотеки России - детям
  • НЭБ
  • Подари ребенку книгу
  • Национальные проекты. Культура
  • Детский телефон доверия
  • Диафильм-онлайн
  • Гёте-институт
  • Летопись мужества
  • Смотри РГДБ
  • Растим читателя
  • Культура. Гранты
  • РГДБ
  • НЭДБ
  • Культура.РФ
  • Дом под зонтом
  • Вебландия
  • Портал Добро
  • Pro.Культура.РФ
  • Пушкинская карта
  • Библиотека MyBook
  • ПроДетЛит
  • МК РФ
  • Библиогид
  • Волонтёры КО


Основные порталы сферы культуры

  • Портал Культура
  • Госкаталог Музеи
  • Гид по музеям
  • Портал История
  • Концертный зал

  • Министерство по культуре и туризму КО
  • Департамент культуры КО
  • Правительство КО
  • Независимая оценка